Category: дети

Экологическое поселение: работа, детский сад и речка рядом. Дом за 10 млн рублей.

Originally posted by kot_de_azur at Экологическое поселение: работа, детский сад и речка рядом. Дом за 10 млн рублей.

Рай существет. 120 взрослых и 60 детей обособленно живут на плантации в 12 гектаров. Возраст от 0 до 92 лет.
Есть готовят сообща, выращивают овощи. Вместе убирают территорию:
Collapse )

СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ!!!!!!

КТО ЭТО?

Притащили дети, точнее, деушка (дуууура) схватила с земли, притаранила старшему. старший вякнул, что он завсегда поможет, деушка ему кинула птичку, тот передал птичку младшему. В общем, читать лекции о том, что слетков нельзя трогать, поздно. Да я это и знаю прекрасно, и уж сколько раз это говорила обормотам.... Только вот чего делать? Птичка, вроде, жизнеспособная, вроде бы, хотя и боялась в руках, попила чуть-чуть, теперь засунула башку под крыло и спит, а у меня голова пухнет - это ХТО и чем его кормить?!!!!!

Мой дом

"Мой". Громко сказано. В доме были прописаны дед, бабуля и тетка. А "моим" он был, потому что я себе не представляла жизни без него. Без старых стропил над головой, без старой крыши, на которой в мои года три поменяли черепицу на ржавеющее и громыхающее железо, без запаха нашей кухни, без теплых печей. Мне всегда казалось, что не будь дома - я бы просто умерла. В мои года 4 приехал отец, которого никогда не видела. Я сидела в углу кухни, почти у двери, и появление дядьки в шляпе вечером было крайне странно. То, что дядька не говорил на украинском и посмеивался, когда меня слушал, было не менее странным. А потом он уехал, и до 6 лет и думать о нем не думала. В 6 лет меня увезли из моего дома. Я не упрямилась, меня уже подготовили к школе, научили писать и считать. Но в чужом доме не совсем понятный язык, подьезд, пропахший котами и квартира, пропахшая куревом. На следующий день захотела назад, к бабе и деду, в наш дом, на нашу улицу. И первые в жизни горькие слезы (до этого их не было даже при разбитых коленках, а бились они регулярно). Все казалось, что еще немного, и эту чудовищную несправедливость, жизнь в доме, который мне был отвратителен, исправят, и я уеду домой. Первые резкие слова, когда порвался пакетик с новогодними подарками: все дети, как дети, а у тебя вечно что-то не так. Вжатая в плечи голова. Первый удар: помогала однокласснику искать сменную обувь, он сказал, что если не найдет, дома будут бить (как это - бить за потерянные вещи?!). А по дороге домой увидела отца, мчавшегося навстречу, и удар, рассекший обе губы. И угроза дома: только попробуй пискнуть, еще получишь. Закрыла глаза - и дом, наш дом, верхушка Святой Эльжбеты за деревьями, шуршащие по брусчатке шины вечером, мокрые от дождя стволы любимых вишен, запах деда, его руки на верстаке, бабуля. Так и зажила - весь год как в черном провале, от удаляющегося нашего окна в глубине двора до того же окна на каникулах. Зимой - русский язык, и спасибо моей воспитательнице в детском саду, Лидии Ильиничне, не будь ее, я бы его никогда не полюбила. Широченные всеми ветрами продуваемые улицы, огромное окно, злые глаза отца, вжатая голова при повышенном голосе и быстрые мысли: что не так сделала? А летом книги из тетушкиной библиотеки, в шезлонге, разложенном под кленом, голос бабушки, и мысль - я нигде и никогда не буду настолько счастливой, как в этом доме.